Британские котята, вислоухие котята, продажа котят

Нам года не беда

Что нужно делать, чтобы наши кошки жили долго и были здоровы, как разобраться в их изменяющемся с возрастом поведении? Нам поможет в этом шкала, позволяющая сравнить определенные этапы человеческого и кошачьего возрастов. Кошки взрослеют и достигают зрелости куда быстрее, чем люди. Но потом, примерно с трех лет, они словно застывают — кажется, годы не меняют их. Поскольку мы живем рядом с ними и видим их каждый день, от нас обычно ускользает то, насколько мудрыми, зрелыми и сдержанными становятся они с возрастом. Мы даже не замечаем, как это происходит, как мы становимся владельцами не просто кошки, а кошки очень старой, умудренной годами и уже потому особенно дорогой для нас.
Что, если оглянуться назад и проследить, как складывалась жизнь нашего долгожителя? Может оказаться, например, что все начиналось с холостяцкой семьи, позже в дом вошел новый человек, с ним кошка познакомилась и приняла его, пережила несколько переездов с квартиры на квартиру, вытерпела приставания малышей, которые сначала хватались за нее, чтобы не упасть, потом рядили в кукольные платья. Кошка строго наказывала за дерзость появившегося в доме щенка, провожала подросших детей на учебу в школу, в университет, а теперь, когда дом стал намного тише, помогает родителям выросших детей восполнять дефицит ласки и эмоций. Да, если вдуматься, жизнь прожита немаленькая.
Для детей кошка становится олицетворением домашнего тепла и уюта, для них она — нечто, что было с ними всегда. Неудивительно, что мы грустим и тоскуем по нашим любимцам, когда они нас покидают. А ведь кошки нередко оказываются безмолвными свидетелями самых разных страниц нашей домашней истории — о, им было бы что порассказать, если бы только они могли. Уютно устроившись в уголке, они исподтишка наблюдают за тем, как разыгрываются семейные драмы, слушают шепот рассерженного и обиженного ребенка, видят, как плачут от радости или от боли утраты,— может, даже лучше, что кошки не умеют говорить.
Одна наша подруга горевала по поводу смерти своего восемнадцатилетнего кота — и не только из-за того, что он был по-настоящему яркой личностью. Он ассоциировался у нее с радостным детством, с чудесным старым домом их семьи. Он, собственно, был последней ниточкой, связывавшей ее с семьей, распавшейся несколько лет назад. Кот олицетворял для нее связь с родными, и даже несмотря на то что с момента разлуки прошли годы и с тех пор отношения в семье наладились, последняя живая частичка тех воспоминаний умерла, когда умер он.