Британские котята, вислоухие котята, продажа котят

ОСОБЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Прожив рядом со своей кошкой долгие годы, большинство владельцев свидетельствуют, что между ними сложились особые отношения, но изредка бывают случаи > совсем удивительные, как, например, эта история, повествующая о близости между кошками и людьми и о той силе, которую они могут черпать друг в друге.
Этот рассказ принадлежит Энн Хоги, владелице кошачьего приюта, которой немало приходилось иметь дело с бродячими одичавшими кошками. Рассказ был опубликован в одном из английских «кошачьих» журналов в 1992 году.
Нередко для одиноких пожилых людей единственными близкими друзьями становятся их любимые животные. Если же преклонный возраст сочетается с тяжелой болезнью, такое животное подчас оказывается спасительной соломинкой, которая помогает выжить. История Эвелин и ее десятилетнего кота Сэнди как раз об этом. Эвелин совсем ничего не слышит и к тому же страдает тяжелой формой диабета. Когда она попала в больницу с комой, никто из знакомых и родственников не мог позаботиться о ее коте, и социальный работник больницы обратился ко мне с просьбой помочь. Для Сэнди, десятилетнего кастрированного кота, разлука с хозяйкой стала настоящим потрясением. Когда я забрала его в свой приют, он все время проводил, забившись в угол клетки, а всякий раз, когда я подходила, бросался на меня. Несколько дней Эвелин не приходила в сознание, казалось, она уже не оправится. Медицинская сестра, которая ухаживала за ней, сама любительница кошек, высказала предположение, что больной могло бы помочь присутствие кота. Сначала я запротестовала: у Сэнди блохи, да и больничные правила не допускают «присутствия животных в палатах». На это последовал ответ, что к блохам своего кота Эвелин, наверное, давно привыкла, а некоторые правила для того и существуют, чтобы их нарушать. Между тем Эвелин была подключена к аппарату искусственного дыхания, и, хотя казалось, что бедняжка долго не протянет, я согласилась принести Сэнди к ней в палату.
Вокруг постели больной собрались сестры, санитарки и социальный работник. Я не представляла себе, как отреагирует Сэнди, учитывая его агрессивность по отношению ко мне. Однако кот без сопротивления позволил вытащить себя из корзинки. Сестра уложила Сэнди прямо на руки Эвелин, приговаривая, что котик пришел ее навестить. Сэнди между тем совершенно успокоился, расслабился и даже потрогал лапой трубку, вставленную в нос Эвелин. Мы не могли удержаться от слез, когда Эвелин вдруг открыла глаза и видно было, что она узнала Сэнди. Эвелин провела в больнице еще несколько недель, и мы с Сэнди каждый день ходили ее навещать. Были дни, когда она едва приходила в сознание, а иногда беспокойно металась, но Сэнди неизменно сидел тихонько у нее на руках или рядом с ней на постели. Ему, казалось, доставляет удовольствие быть рядом, независимо от ее настроения и состояния. Он сидел, не шелохнувшись, когда подходили сестры, чтобы заменить катетер или сделать укол. И всякий раз, как Эвелин понимала, что рядом с ней любимый кот, ее лицо освещалось улыбкой. Когда состояние Эвелин улучшилось, пришло время перевести ее из отделения интенсивной терапии в обычную палату. Администрация пошла навстречу, и нам с Сэнди было позволено навещать ее в комнате отдыха больных. Так Эвелин могла радоваться свиданиям, не тревожа других пациентов в палате,— среди них могли оказаться люди, которые не любят кошек, или аллергики (некоторые из обитателей палаты страдали легочными заболеваниями). Эвелин с нетерпением дожидалась визитов Сэнди. Кроме того, к ним всякий раз выстраивалась очередь из больных, которые хотели погладить Сэнди или поговорить о своих оставшихся дома любимцах. Я приобрела для Сэнди ошейник и поводок, чтобы он случайно не потерялся, выбежав в открытую дверь. Эвелин, жившая, по сути дела, в изолированном и безмолвном мире, стала настоящей болтушкой, причем обнаружилось, что она прекрасно читает по губам, если только люди удостаивают ее разговором. В один прекрасный день я подумала: еслиуж больница оснащена помещением для курильщиков, чьи антиобщественные привычки наносят несомненный вред здоровью окружающих, так почему бы не предусмотреть комнатку, где больных могли бы навещать их четвероногие друзья? Такие свидания могли бы способствовать снятию стресса и беспокойства. Болезнь Эвелин развивалась, так что ей еще не раз приходилось ложиться в больницу. Каждый раз Сэнди был разрешен доступ как старому дорогому другу, чье присутствие способно ускорить ее выздоровление. Сейчас наступило время, когда ей трудно обслужить себя дома, и после долгих препирательств сместной администрацией для нее было сделано исключение из безжалостного правила, гласившего «Держать животных в муниципальном пансионе запрещается>>. Сэнди разрешено было поселиться в приюте вместе с Эвелин, они продолжают поддерживать друг друга любовью, которая наполняет смыслом все их существование.
Мало кто из любителей кошек удержится, чтобы не проронить слезу, читая это. Рассказ как нельзя более ярко иллюстрирует силу привязанности между кошкой и женщиной, которой угрожала опасность быть забытой и отринутой людьми, и поддержки, которую они оказывали друг другу.