Британские котята, вислоухие котята, продажа котят

Сила оптимизма

Многие владельцы старых кошек боятся, что если они обратятся к ветеринарному врачу, то им без долгих разговоров предложат усыпить животное не из-за тяжести состояния, а просто по возрасту. В наши дни этого можно не опасаться, к тому же недавние успехи ветеринарии таковы, что позволяют справиться с самыми тяжелыми болезнями, которые прежде считались неизлечимыми. Но даже если случай действительно безнадежен, можно сделать очень многое, чтобы приостановить или замедлить течение болезни, подарить кошке еще недели, месяцы, а во многих случаях даже годы относительно нормальной и счастливой жизни в любящей семье, жизни без боли и страданий. Оптимистический взгляд на вещи и быстрые, оперативные действия способны сделать чудеса и сохранить жизнь вашей кошке. Чем раньше начато лечение, тем больше шансов на то, что оно будет успешным. Так что вы — основной и важнейший фактор, определяющий, долго ли будет жить ваше животное. В последующих главах мы расскажем, на что нужно обращать внимание как при физическом осмотре кошки, так и в отношении ее поведения. Ни в коем случае вы не должны недооценивать стремления своей кошки к жизни и ее жизнеспособности. Ветеринарные врачи тоже все больше и больше узнают о старых кошках — прислушивайтесь к их рекомендациям. Одна отзывчивая владелица старого кота написала нам удивительное письмо, которое, как она считает, может помочь многим, кто попал в похожую ситуацию. Мы приведем это письмо полностью. Когда мы читали его в редакции, у всех любителей кошек, молодых и старых, глаза были на мокром месте.
Таффи — кастрированный короткошерстный кот 13 лет. С того самого дня как ему, тогда крохотному котенку, хватило силенок зашипеть на протянутую к нему руку, он ясно дал нам понять, что не потерпит фамильярности. Такмы и относилисъ к нему, уважая вольнолюбивый, независимый характер. Он приходил и уходил, когда хотел, он не был маменькиным сынком из тех кисок, что мурлычут на коленях у хозяйки. Хотя егомама была, да и сейчас остается ласковой и нежной кошечкой^ сына характер оказался совсем иным — вот и говори после этого о наследственности! Тем труднее оказалось испытание, когда прошлой зимой у Таффи образовалась катаракта. К весне ветеринарный врач подтвердил, что наш кот почти полностью потерял зрение и скоро станет слепым на оба глаза. Но врач продолжал: «Не спешите с решением, дайте ему шанс. Вы будете удивлены тем, как он хорошо сможет приспособиться». И он приспособился! С памятью-то у него все было в порядке, он по-прежнему знал каждую лазейку в заборе, помнил, где стоит его лоток, прекрасно ориентировался и в доме. Распорядок дня у него теперь изменился — Таффи стал выходить на улицу только по ночам, когда в ночной тишине хорошо слышен каждый звук и когда нет автомобилей в том тупичке, где он любил играть. Вначале я провела пару-тройку бессонных ночей, опасаясь, что он заблудится и не найдет дорогу домой или упадет с забора, а еще думая о том, не разовьется ли глаукома на его незрячих глазах. Потом судьба нанесла ему новый удар. Как-то, вернувшись домой, я застала его в странной позе: мой кот полусидел, полулежал, мотая из стороны в сторону трясущейся головой. Ему явно было нехорошо. В первый момент я решила, что он окончательно ослеп, но врач объяснил, что дело в другом: на сей раз инсульт, причем довольно обширный. Казалось, голова у него стала слишком тяжелой, он почти не мог ходить, при каждом шаге его мотало из стороны в сторону. И тогда я снова услышала те же волшебные слова: «Дайте ему шанс. Вас удивит то, как он хорошо сможет приспособиться».
На сей раз я, честно говоря, не поверила врачу. Мне казалось, самое милосердное, что можно сделать в такой ситуации,— это усыпить кота, чтобы не мучился. Тем не менее, решив довериться мнению профессионала, я не стала просить сделать Таф-фи «последний укол». Я послушалась совета и дала коту шанс. Мне объяснили, что при ударе нарушилось чувство равновесия, а слепота осложняет ситуацию: он, например, не может ориентироваться на линию горизонта. Голова, сказали мне, останется опущенной, но кот справится. И он справился! Мотание из стороны в сторону стало совсем незаметным, легким покачиванием. Правда, в моменты сильного беспокойства он начинает бегать кругами, явно представляя себе, что удаляется по прямой. Он не может полностью поднять голову, больше не вспрыгивает одним махом на садовую изгородь, но и сейчас проводит много времени в саду, прохаживаясь знакомыми тропками. Он не может вскочить на кровать или кресло, а неторопливо забирается, переставляя лапы. Чтобы слезть на пол, он опускает голову, плечи и передние лапы как можно ниже, а потом спрыгивает — его приземление не очень элегантно, но вполне безопасно.
Он ест с аппетитом, без труда находит туалет и не потерпит глупостей ни от собаки, ни от кошки. Он может за себя постоять, так как сохранил молниеносную реакцию и сильнейший хук справа когтистой лапой. К тому же в результате всех перенесенных страданий Таффи стал немного доверчивее. Теперь мне разрешены кое-какие вольности, о которых прежде я и помыслить не могла: время от времени почесать за ухом, быстрым движением пригладить взъерошенную шерсть и даже предложить особо вкусный кусочек прямо из рук.
Поэтому, если так случится, что вам скажут: «Дайте ему шанс. Вы будете удивлены тем, как он хорошо сможет приспособиться», верьте, это чистая правда!

Анджела Слейд