Британские котята, вислоухие котята, продажа котят

Сил

Когда именно появились предки современных кошек? 20, 40 или 65 миллионов лет назад? Мнения специалистов по этому поводу расходятся. В любом случае выходит, что возникновение и эволюция кошек пришлись на эпоху палеогена. Именно тогда зародились и развились миациды, т. е. семейство хищников, как внешним видом, так и способом существования напоминающих современных куньих. Миациды стали тем эволюционным звеном, которому обязаны своим происхождением такие, на первый взгляд, различные животные, как еноты, гиены, медведи, а главное — собаки и кошки.
Возникнув задолго до появления человека, и те, и другие уже тогда разошлись в путях своего дальнейшего развития. Отделившись от семейства виверровых, в настоящее время представленных собственно виверрами, гене-тами и мангустами, коренная группа, названная вивада-ми, или подкрадывающимися кошками, образовала самую специализированную ветвь кошачьих, обладающих хорошо развитыми зубами, характерными для хищников. Благодаря чрезвычайно длинным передним клыкам, нападая на травоядных, они вонзали в тело беззащитных жертв свое смертоносное орудие и при помощи его же разрывали их на части. Переходная форма между виверровыми и кошками, а именно фосса, до сих пор сохранилась на острове Мадагаскар, славящемся своим богатым древним животным миром.
Семейство кошачьих, к которому, естественно, и относятся наши домашние мурки, существует вот уже около десяти тысяч лет. Оно включает в себя 35 видов, и все они имеют характерный облик при довольно большом различии в размерах: длина тела от 50 у самых маленьких представителей до 300 см у самых крупных из них, а вес соответственно в пределах от 2 до почти 400 кг. Отличительной их чертой вляются исключительная гибкость позвоночника и лапы с убирающимися когтями, также выполняющими функции орудия при охоте и помогающими взбираться на деревья (при ходьбе, беге и рытье они втягиваются в подушечки на лапах).
Все существующие ныне виды кошек поразительно похожи на ранние виды кошачьих. А намного отличающаяся от кошек их разновидность — саблезубый тигр вымер в ледниковый период, несмотря на самый большой размер из существовавших когда-либо кошек, поскольку его огромные клыки оказались попросту непригодными для охоты. В конце ледникового периода семейство кошачьих распространилось практически по всем континентам планеты и зоогеографическим областям, кроме разве что Австралии.
Представители современных кошачьих подразделяются на четыре основные группы, а именно: больших кошек (лев, тигр, леопард, ягуар), рысей, гепардов и малых кошек. Все они — высокоспециализированные хищники, добычей для которых могут быть самые разные животные — от мелких птиц и пресмыкающихся до жирафа и даже буйвола. Добычу они обычно либо подстерегают, либо скрадывают, так как к длительному бегу и преследованию не способны. Даже гепард — самый быстрый из млекопитающих, который может развивать скорость до ста километров в час, — в силах поддерживать ее
лишь на коротких дистанциях.

Почти для всех диких кошек характерен одиночный образ жизни, пары не образуются и на время выкармливания детенышей. Исключение составляют только львы, которые живут и охотятся прайдами, т.е. группами. В большинстве своем кошки — ночные животные. Экологическая, поведенческая и морфологическая однородность диких кошек, а также их большая индивидуальная изменчивость в окраске предопределили и многие черты их одомашненных собратьев.
В середине XIX века естествоиспытатель из Германии Э. Рюппель обнаружил на западном берегу реки Нил дикую нубийскую кошку и первым дал ее научное описание. Оказалось, что нубийка строением скелета и формой черепа очень похожа на современную домашнюю. Карл Линней (1707-1778) возводил в ранг прародительницы североафриканскую степную, или ливийскую, кошку. Найденные в Анатолии (Турция) в ходе раскопок маленькие скульптурки — женщины, играющие с кошками, -относятся к пятому тысячелетию до нашей эры. Известно, что в это же время кошек содержали и в Иерихоне. Таким образом, домашними они стали в Передней Азии, причем сразу в нескольких местах. Учитывая это и принимая во внимание сохранившиеся до нашего времени хронологически самые ранние изображения кошек на территории Юго-Западной Азии, которые вообще датируются шестым столетием до н. э., можно утверждать, что европейская лесная кошка не является прямой предшественницей наших домашних мурок — она только их дальняя родственница. Однако несомненно, что ввезенная из Передней Азии и Аравии уже одомашненная кошка на европейском континенте путем длительного естественного отбора и скрещивания с местной лесной дала в дальнейшем множество разнообразных кошачьих пород, существующих и доныне.
Одомашнивание первых кошек, скорее всего, произошло в Египте в IV—III тысячелетиях до н. э. Наиболее раннее изображение кошки найдено в египетской гробнице, и относится оно к 2600 году до н. э. Однако нельзя с уверенностью сказать, дикая или домашняя кошка изображена на рисунке. Первые иероглифы, которые были использованы для обозначения слов «кот» *и «кошка», относятся к пятой и шестой династиям египетских фараонов (около 2300 г. до н. э.)- Сегодня они расшифрованы как «минт» и «миу». Есть данные об одомашнивании кошек в Индии, так что вполне вероятно, что кошки одомашнивались параллельно в разных частях Азии и, что еще более вероятно, в северной Африке. Таким образом, вопрос о времени и месте происхождения домашних кошек еще нельзя считать окончательно решенным.
Большинство животных, одомашненных человеком, были ему нужны как источник пищи или в качестве помощников на охоте, то есть приручены потому, что приносили реальную пользу. Нубийская степная кошка поначалу также сопровождала охотников. Как это ни парадоксально звучит, человек, видимо, оказался полезен ей, поэтому она сама связала с ним свою судьбу. Собака, корова и овца были одомашнены человеком еще в ту пору, когда людское племя вело кочевой образ жизни и нуждалось в стабильном источнике питания. Кошка же попала в поле зрения уже осевших на земле людей, растивших хлеб и имевших зерновые запасы. Охранявшие эти запасы от крыс и мышей кошки стали незаменимыми помощниками.
За многие века довольно тесной связи с человеком кошка и внешним видом, и своими характерными повадками изменилась, в сущности, очень мало. Это можно объяснить тем, что она сохранила свою относительную независимость. Вместе с тем именно кошку можно назвать самым домашним из всех прирученных человеком животных, поскольку многочисленные наблюдения свидетельствуют, что она привязана не столько к самим людям, сколько к их дому.
Существует множество легенд, рассказывающих о появлении кошки в человеческом жилище. Вот одна из них, индийская, повествующая о том, что некогда кошка жила со своим братом — тигром. Однажды он заболел.
Кошка поняла, что должна найти огонь, чтобы согреть его. Однако огонь был только у человека. Она пришла к человеку, чтобы попросить огня, но в доме никого не оказалось. Кошка вошла внутрь и увидела на полу возле очага вкусную рыбу и блюдо приготовленного риса. Не в силах отказать себе в желании удовлетворить голод, она поела и тут же, сомлев, прикорнула в тепле. Очнувшись вскоре, она вспомнила, зачем явилась, схватила за нетронутый огнем край тлевшую головешку и бегом бросилась назад — выручать своего больного брата. Разжигая для него огонь, кошка поняла, что открыла для себя иную жизнь, и навсегда вернулась к человеку.
Жрецы львиноголовой богини Бастет использовали львов во время военных походов. Однако лев оказался совершенно непригодным для одомашнивания. Прежде чем выступить против врагов, львы нередко сокращали ряды своих друзей. Но однажды лев чихнул, и из его ноздрей выпрыгнул маленький котенок — так гласит другое древневосточное сказание. Таким образом, примерно за 3000 лет до н. э. началось восхождение кошки к обожествлению.
Древнегреческий историк Геродот свидетельствует, что 5 тысяч лет назад египтяне уже содержали в своих жилищах множество кошек. Пушистые существа пользовались у них большим почетом и считались священными животными. Это было в начале исторического периода, именуемого Средним царством, когда Египет вырос в могучую державу. Остовом этой державы были хранилища зерна. Пока они были наполнены, страна могла спокойно пережить возможный разлив Нила. Это и был звездный час кошки — неутомимого истребителя грызунов, наносивших ощутимый урон огромным хлебным запасам.
Религиозный культ кошки превозносил ее до символа богов. Она и название получила по имени богини веселья, радости и жизнелюбия — Бает из Бубастиса. В долине Нила обнаружены сотни мумий кошек, которых в случае их смерти древние египтяне бальзамировали и хоронили в саркофагах, а хозяин и все домочадцы при этом в знак траура сбривали брови.
Однако египтяне вовсе не считали божеством каждую кошку, но верили, что в их образе могут воплощаться боги, с которыми были связаны многие религиозные и мистические представления того времени: например, в образе кота великий бог солнца Ра побеждает змея тьмы, повторяя эту победу ежеутренне. На стенах гробниц даже помещалось такое восхваление Ра: «Ты — Великий кот, мститель богов». Египетских царей в загробном мире охраняла Мафдет, которая изображалась в виде гепарда — крупной дикой кошки. В египетских мифах Мафдет тоже сражается ,со змеем. Сюжет борьбы кошки со змеем известен в мифологии многих народов, встречается он и в восточнославянских сказках об Иване — кошкином сыне, где герой превращается в кота и побеждает змея. Все это свидетельства той роли, которую играла кошка в жизни древнего человека, защищая его жилище от змей, куда более опасных, нежели крысы или мыши. Кстати, и в наши дни время от времени в печати встречаются сообщения о том, как кошки спасают своих хозяев от нападения змей.
В Древнем Египте каждому божеству соответствовало определенное культовое животное, которое содержалось в святилищах как физическое воплощение бога. Этих животных особенно чтили в той провинции, которой они покровительствовали и где считались священными, что порой приводило к раздорам между жителями разных провинций. Но культ Бает — богини радости и веселья, которая изображалась в виде кошки либо в образе женщины с кошачьей головой, был распространен в Египте повсеместно, и соответственно по всей стране кошки были особенно почитаемыми животными. Преднамеренное убийство кошки считалось серьезным преступлением и даже каралось смертной казнью. Во времена Птолемея один член римского посольства, убивший кошку, избежал кары лишь после вмешательства самого фараона.
Культ кошки достиг своего расцвета во время 12-й и 13-й династий египетских фараонов (около 1800 г. до н. э.). Храм богини Бает в главном центре культа древнем городе Бубастисе в восточной части дельты Нила был местом истинного паломничества, где священные кошки жили прямо во дворе храма. Ухаживать за ними считалось особой честью, это право передавалось от отца к сыну. За кошками внимательно наблюдали жрецы, стараясь не пропустить малейшего поданного ими знака. Жители разных частей царства приносили в дар богине Бает символы преданности в форме маленьких кошачьих фигурок из керамики и бронзы. Главной точкой притяжения паломников был колоссальный некрополь вблизи храма, где хозяева со всех концов страны хоронили бальзамированных умерших любимых кошек, помещая их в украшенные саркофаги вместе с игрушками и едой (к примеру, в виде мумифицированных мышей) для долгого путешествия в загробном мире. Кошек, принадлежавших семьям фараонов, после смерти хозяина замуровывали в пирамидах.
Для заботы о благополучии обитавших в храме кошек была организована почти военизированная каста жрецов. Слуги Бает занимали высшие государственные посты. Жрец, обвиненный в неприемлемом обращении со священными кошками, сурово наказывался.
Большинство древнеегипетских изображений кошек характеризуется тем, что животные лежат на коленях хозяина или под его сиденьем. А исследования мумий из кошачьих гробниц в Бубастисе, Сеуте и Бени-Хассане показали, что кошки Среднего Царства подвергались селекции. Скелет, зубы и пигментация шерсти уже значительно отличались от таковых у первородной степной кошки. По свидетельству Плутарха, египтяне действительно основательно занимались разведением кошек, подбирая подходящие по характеру пары. Помимо прочего, кошки дрессировались для сбора убитой птицы, и хозяева брали их с собой на охоту в болота низовьев Нила.
В 525 году до н. э. египтяне потерпели поражение в битве у Пелузиума (дельта Нила). Персидский царь Кам-бис II использовал грубый военно-психологический прием, велев своим воинам отловить кошек и привязать их к своим щитам. Камбис выступил с этим живым «божественным» оружием против пришедших в ужас египтян. Фараон Псамметих III тотчас капитулировал — так персы без малейших потерь вступили в Пелузиум.
Египтяне считали, что одна кошка может принести им за 7 лет приблизительно 28 котят. Даже если не упоминать о ее «святости», надо отметить, что плодовитая кошка имела большую материальную ценность. Она считалась неотъемлемым символом зажиточности, процветания и благополучия, и вывоз кошек из страны был категорически запрещен. Однако когда Древний Рим стал заимствовать некоторые из египетских верований, кошек начали вывозить в качестве культовых и домашних животных. Их несомненная польза довольно скоро была признана во всей Римской империи.
В древних валлийских законах стоимость кошки оговаривалась в зависимости от возраста, физических особенностей и способности ловить мышей. Порой цена животного приравнивалась к стоимости целого амбара пшеницы. Великие историки античности Геродот и Дио-дор свидетельствовали в своих трудах, что семь раз в году сто тысяч жрецов неизменно собирались в Бубастисе на большие поминовения божественной кошки.
Как домашнее животное она играла большую роль не только в жизни народов Египта. Если в Греции и Древнем Риме современники Геродота для защиты запасов провианта от неистребимых грызунов использовали еще только ласок и змей, то в Китае эту службу несла уже кошка, в образе которой китайцами изображался бог сельского хозяйства.
В одном из древнейших литературных памятников китайской античности, а именно знаменитой книге Од, датируемой приблизительно 600 годом до н. э., есть упоминание о священной кошке Мао, которая вместе со священным тигром Ху защищала злаковые поля Древнего Китая. Мао караулила и ловила мышей, наносивших урон посевам созревающих зерновых, тогда как тигр Ху выполнял свою задачу, истребляя вездесущих и прожорливых лесных свиней.
Наряду с Мао и Ху там же упоминается лесная кошка Ли, якобы найденная в нескольких провинциях обширной империи, успешно прирученная и также используемая в борьбе со всеобщим мышиным нашествием. Мао не только избавляла китайцев от крыс и мышей, но вдобавок ко всему еще и служила в качестве живого определителя времени: если зрачки Мао выглядели как тонкие линии, считалось, что наступил полдень; если они своей формой напоминали финиковую косточку, то это соответствовало первой половине дня. Плюс ко всему в течение месяца у кошки наблюдались три фазы поведения: в первой декаде она поедала пойманную мышь, сначала откусывая ей голову; во второй декаде прежде всего выгрызала спину; в третьей — живот. Культ кошки в Китае продолжался и трансформировался самым причудливым образом в продолжение многих веков. Согласно легенде, впоследствии ,Мао была выкуплена жутким демоническим колдуном Миао-Куаи, способным излечивать болезни и вызывать духов смерти.
У жителей Перу кошка считалась богиней плодородия. В Ирландии почиталось тотемное божество с кошачьей головой. Уже в VI веке н. э. вместе с буддийским учением кошка появилась и обратила на себя внимание в Японии. Предание гласит, будто понский император получил от китайского в подарок пару прелестных пушистых котят, от которых на 19-й день девятого месяца 999 года появилось на свет потомство в виде еще пяти таких же очаровашек. Посчитав сей факт хорошим предзнаменованием, император, призвав двух ближайших министров, повелел им всячески заботиться о благополучии и сохранности как кошек, так и котят, к которым была приставлена даже специальная кормилица-нянька. В дальнейшем уникальные котята первого помета были подарены выдающимся аристократам в знак высочайшей императорской милости. Они положили начало ныне многочисленному кошачьему племени Страны восходящего солнца.
Однако уже два столетия спустя и там, как до этого в Поднебесной, кошкам стали приписывать мистические свойства демонического характера. Так, старинное японское сказание говорит о том, что кошачий хвост якобы приобрел присущие змее качества и таким образом стал непосредственно соотноситься и отождествляться со змеей как одной из слуг самого Сатаны. Из-за этого всем без разбора кошкам принялись повсеместно обрубать их ни в чем не повинные хвосты. Животные же, у которых хвосты не были отрублены, а особенно кошки старше десяти лет, считались самыми отъявленными исчадиями ада и приспешниками дьявола, если не самим его воплощением.
Характерно, что на изящных, полных грации и неповторимого совершенства японских рисунках, выполненных в традиционной манере тушью, кошки того времени изображены именно с укороченными хвостами. И только в начале XVII века императорским повелением (указ 1602 г.) кошки были полностью и окончательно реабилитированы и перестали подвергаться процедуре усекновения «зловредного» органа.
Аналогично незавидная участь постигла этих многострадальных зверушек в Европе, где их также то поначалу чуть ли не возносили до небес, то изгоняли в преисподнюю, так что им оставалось лишь безропотно подчиняться превратностям судьбы. Приблизительно в конце I столетия н. э. кошки распространились и стали популярными в Греции и Италии. В Центральную Европу «домашние хищницы» попали во время оккупации ее римскими легионами.
В Греции на кошек смотрели главным образом как на живые игрушки. Упоминается, что их преподносили в качестве подарка даже гетерам. Художественные изображения кошек этой эпохи встречаются крайне редко и преимущественно в качестве дорогостоящих подарков из Египта. В основном они представляют собой миниатюры на небольших алебастровых коробочках для парфюмерии, а также живописные зарисовки в традиционной манере, изображающие кошек, в грациозных позах охотящихся за привлекшими их внимание птицами.
Известен указ римского правителя Палладия, изданный в 350 году н. э., согласно которому кошек предписывалось использовать для борьбы с полевыми мышами и кротами в виноградниках и на артишоковых полях. В жаркой Аравии и холодной Скандинавии примерно в один и тот же период времени кошка нашла двух могущественных покровителей в лице самого пророка Магомета — основателя ислама и богини Фреи — божества любви и красоты в мифологии скандинавских народов. Что касается Магомета, то ему приписывают особую любовь и трепетное отношение к кошкам. Считается, что пророк лично пометил лоб полосатых кошек табби (прежде именовавшихся кипрскими), а также сиамских особой меткой в виде буквы М. Следует заметить, что в арабском алфавите не существует буквы в таком графическом исполнении, однако как бы то ни было, а метка все же налицо, то есть явно видна на мордочках представителей указанных пород. Кроме того, рассказывают, что однажды, отправляясь на молебен, Магомет решил отрезать полу своего халата, дабы не потревожить покой заснувшей на ней кошки.
Из скандинавского фольклора приведем известную у народов европейского Севера изящную и тонкую по своему наблюдению сказку: «Жила-была на свете одна собака, которая спасла жизнь королевской дочке, и король, ясное дело, до того обрадовался, что не знал, как ту собаку отблагодарить. И написал он указ, что, какая бы собака ни забрела в его королевство, ей полагается бесплатный стол и квартира. Указ привязали собаке к хвосту, чтобы все его видели и могли угодить королю. Пошла собака к подружке и рассказала приятную новость. Подружка, конечно, обрадовалась и стала хвалить собаку за ее геройский поступок, нахвалиться не могла. Сели они пировать, вино лилось рекою, и решила собака заночевать у подружки. Пришло им время ложиться спать, да как ляжешь, чтобы указ-то не скомкать? А у подружки хозяйство вела кошка, и вот позвала она кошку и велела спрятать указ до утра. Ну, взяла кошка указ, а собаки преспокойно уснули.
Вот утром они опохмелились, и подумала собака, что пора уж бежать показывать родным и знакомым чудесный указ. Послали кошку за указом, пошла она туда, где его припрятала, а никакого указа-то и нет, его крысы утащили.
Ну, уж тут, ясное дело, такое поднялось! Шум, гам, искали-искали, да только указа не нашли. Собаки со зла кошку чуть не разорвали. А кошка разозлилась на крыс. И с того дня собаки ненавидят кошек, а кошки крыс.
А собаки и посейчас верят, что указ найдется, поэтому стоит одной собаке встретить другую, она сейчас же заходит сзади и смотрит, не посчастливилось ли той найти указ и не повесила ли она его себе на хвост».
Интересно, что репутацию обладательниц волшебной силы имели кошки с белоснежной шерстью. И в наше время лапландцы Финляндии относятся к белым кошкам с большой предупредительностью, несмотря на то, что этот кочевой народ не испытывает большой потребности в содержании кошек. А норвежские рыбаки из чрезмерного суеверия никогда не употребляют слово «кошка», а говорят «зверь за печкой». Из «Эдды» - сборника древне-исландского изустного творчества — известно, что убийца кошки карался штрафом. Подобное наказание влекла расправа с кошкой в Уэльсе (Великобритания), Швейцарии, Аравии, причем происходило это следующим образом: мертвую кошку подвешивали за хвост, а виновный насыпал зерно до тех пор, пока не засыпал мертвую кошку полностью.
Возвращаясь к окраске кошачьей шерстки, скажем, что в Японии особенно ценились разноцветные кошки, в наши дни известные как черепаховые. Японские моряки верили, что такая кошка способна отгонять злых духов бури. Не только в Финляндии, но и во многих других странах белую кошку считали особенно счастливой приметой; в Англии же, напротив, именно черная считалась приносящей удачу.
Впрочем, с конца VIII века для кошачьего племени наступили тяжелые времена. Христианская церковь пола-ла, будто Сатана может принимать образ черного кота, и папа Иннокентий VII отдал инквизиции приказ преследовать почитателей кошек. Хотя в свое время его предшественник Григорий I, ставший папой римским в 590 году, был большим другом кошек и, согласно легенде, постоянно носил в широком рукаве своей рясы котёнка и даже разрешил кошке как единственному из домашних животных жить в монастырях, элегантное животное с Востока еще долгое время оставалось чуждым христианству.
Эта традиция была настолько устойчива, что в средние века церковь, пытаясь вернуть людей назад к Богу и погасить интерес к магии, всячески подогревала представление о кошке как о чем-то жутком и демоническом. В церковных проповедях того времени говорилось: «Дыхание кошки, которое проходит сквозь ее кожу, — это чума, и если она пьет воду и слезинка упадет из ее глаз, то источник будет отравлен: каждый, кто из него напьется, неизбежно умрет». Ожиревшие монастырские кошки, дотоле беспечно обитавшие в цитаделях веры, стали пользоваться дурной славой. Тысячи истерзанных кошек сгорали заживо в огне костров во времена «охоты на ведьм», а люди, содержавшие несчастных животных, подвергались преследованиям из-за их якобы причастности к колдовству.
Еретиков нередко обвиняли в отправлении религиозных обрядов с участием кошек. Немецкое слово «кэтцер» (еретик) происходит собственно от «катце» (кошка). Когда в начале XIV века папа Клемент V запретил орден тамплиеров, многие из его членов под пытками сознались в том, что поклонялись дьяволу в образе черного кота. В мрачном мире средневековых суеверий считалось, будто кошка спит весь день, чтобы по ночам в амбарах и конюшнях охранять злых духов, предупреждая их о появлении человека. Как само собой разумеещееся, полагали, что дьявола можно изгнать из кота с помощью огня. Так, ежегодно в течение четырех столетий только в городе Мотц (Франция) публично сжигали в железных клетках 13 ни в чем не повинных животных. Сходные церемонии происходили и в других европейских городах.
С этим, быть может, связана та стремительность, с которой бубонная чума пронеслась по Европе и Азии в середине XIV века, К тому времени осталось слишком мало кошек, чтобы сдерживать нашествие поголовья крыс, распространивших болезнь из Азии в Европу. Эпидемии можно было бы избежать, если бы кошку не столь усердно и основательно преследовала святая церковь, считавшая, что каждой ведьме служил приспешник дьявола в образе какого-либо животного. Это могла быть жаба, собака или кролик, но чаще — именно черная кошка и именно с «горящими» глазами. Многие старые одинокие женщины, коротавшие свой век с ласковым и нежным зверем, были по этой причине объявлены колдуньями. В XVII веке в Англии возрос интерес к колдовству и ведьмам. Король Джеймс I написал книгу о ведьмах и учредил должность правительственного Искателя Ведьм.
Под пытками или угрозой пыток было добыто множество свидетельств таинственных связей между кошками и колдовством. Мания преследования перекинулась через Атлантический океан в Америку, где в 1692 году проходили громкие судебные процессы над ведьмами. Из предыстории кошачьей судьбы в Новом Свете известно, что впервые о кошках письменно упоминается в связи с переселенцами из Европы в Северную Америку. Однако «пионеры с бархатными лапками» были доставлены туда гораздо раньше, а именно под норвежскими парусами драконоподобных лодок викингов.
Кошки прекрасно проявили себя на новом месте. В XVIII веке каждое мексиканское миссионерское поселение было хорошо «обеспечено» защитниками запасов продовольствия и спасителями от нашествия чумы. Мормоны, переселяясь в Америку, также брали с собой кошек. В Солт-Лейк-Сити был доставлен тягач с «командой» из 6 десятков этих животных. В рутинных отчетах о состоянии дел на Диком Западе отмечалось: «Недостаток кошек привел к потере более тысячи долларов, поскольку товары были испорчены».
Первый указ о защите домашних животных был издан в 936 году принцем фон Судвалесом. Первоклассные ловцы мышей тщательно оберегались. Они должны были обладать следующими качествами: ясными глазами, отличным слухом, безупречными зубами, острыми, как бритва, когтями, прямым хвостом. Кстати говоря, все это практически полностью соответствует современному стандарту. Однако полезность кошки очень медленно признавалась в странах Центральной Европы. Только после Тридцатилетней войны прекратились тяжелейшие гонения на бедных животных, инициированные церковниками. Их наконец перестали ненавидеть, хотя полюбили отнюдь не везде. Они жили полусвободно и в случае нужды могли быть даже употребляемы в пищу простолюдинами, не верящими ни в черта, ни в бога.
Вообще отношение к домашним кошкам в средние века в разных странах „Европы было неоднозначным. В Англии они были окружены почетом, их любили как богачи, так и бедняки, аристократы и плебеи. Во Франции, наоборот, им приписывали свойства злых духов, с одной стороны, а с другой — существовало поверье о матаготах, то есть волшебных котах, приносящих счастье и процветание дому. По этому поводу нельзя не вспомнить, что мировой фольклор и сказки полны умными и удачливыми матаготами, такими как Кот в сапогах, чья хитрость и ловкость принесла его хозяину королевскую дочь и королевство в придачу. Известно, что в Ирландии Святой Патрик с помощью кошек избавил этот зеленый остров от змей. В свое время стоимость котенка составляла одно пенни, а взрослый экземпляр был в четыре раза дороже. Высоко котировалась кошка и в Германии — она включалась в списки купчих документов при продаже имущества и домов. Судя по воспоминаниям путешественников, моряки разных стран ценили и уважали кошек, живших на их судах, надеясь, что игривые существа принесут им попутный ветер и семь футов под килем. Огромной бедой считалось, если кто-то случайно или в подпитии сбрасывал животное за борт, ибо поверье гласило, что в этом случае парусник потерпит крушение во время ближайшего шторма в открытом море.
Представление о сверхъестественной кошачьей силе упорно бытовало вплоть до нашего столетия. Проявлением подобной веры был варварский обычай закапывать кошку под фундамент строящегося здания, что объяснялось как попытка защитить с помощью «кошачьего духа» дом от крыс и мышей, хотя это, возможно, один из очень древних пережитков, являвшихся в свое время просто формой языческого жертвоприношения. Так или иначе, кошек до сих пор хоронят под порогом дома, под городскими каменными стенами, плотинами, чтобы снять заклятия демонов и ведьм. Осмеянное и вызывающее страх домашнее животное ныне приносится в жертву старым суевериям. Лишним подтверждением сказанному служит тот факт, что в Лондоне в 19^0 году при реставрации Тауэра была найдена кошачья мумия. Известна также история о том, как одному из узников тауэрских застенков кошка спасла жизнь, согревая своим теплом и принося в зубах пойманных голубей. По закону в Тауэре выдавалась самая скудная пища, но правила не запрещали заключенным употреблять еду, приносимую с воли, благодаря чему узник мог спокойно питаться доставляемыми кошкой птицами. Особенно положение кошек и отношение к ним людей улучшились в викторианскую эпоху. Более того, в 1871 году в Лондоне состоялась первая кошачья выставка, пробудившая к ее экспонатам самый живой интерес и положившая начало их планомерному разведению. Как прежде кошкам доверяли охрану ценных манускриптов, чтоб их не сгрызли мыши, так и в наши дни в Британском музее, например, где собрана богатейшая библиотека, содержат шесть кошек с той же целью, обеспечивая их униформой в виде желтого банта на шее и денежным довольствием в сумме 50 фунтов стерлингов.
В России кошка испокон веков жила рядом с человеком, будучи частью его привычного уклада жизни. Здесь в народе испокон веков бытовал обычай: вселяясь в новый дом, его владельцы впускали туда первой кошку, полагая, что она принесет с собой уют и тепло. «Кошка да баба в избе, мужик да собака на дворе» — в этой русской пословице указано и место, которое отводилось кошке, и ее близость к человеку. Считалось, что в отношении к кошке лучше всего проявлялись черты характера людей: «Кто кошек любит, будет жену любить», «Гордому кошка на грудь не вскочит». В русских пословицах отражены древние поверья, связанные с кошкой: «Кота убить — семь лет ни в чем удачи не видать». В. Белов в своей книге «Лад» пишет: «Жизнь животных никогда не противопоставлялась другой, высшей, одухотворенной жизни — человеческой. Крестьянин считал себя составной частью природы, и домашние животные были как бы соединяющим звеном от человека ко всей грозной и необъятной природе. Близость к животным, к природе смягчала холод одиночества, который томил душу человека при взгляде на далекое мерцание Млечного Пути».
Среди множества народных примет есть такие, которые основаны на длительном наблюдении за поведением кошек: «Кошка клубком — на мороз», «Кошка лежит брюхом вверх — к теплу». На Руси кошка не была предметом поклонения и не пользовалась повышенным вниманием, но зато избегла и гонений, занимая свое достойное место в доме.
Немало известных исторических личностей были большими любителями этих очаровательных созданий. Так, у кардинала Ришелье в доме обитало не менее 14 кошек, и он каждое утро играл с ними. В XIX веке в литературных кругах Парижа распространилась своего рода мода на кошек. Почти все известные французские писатели того времени — В. Гюго, Э. Золя, А. Франс, Ш. Бодлер и многие другие — любили кошек, держали их и писали о них.
Большим любителем и ценителем кошек был Т. Го-тье, который написал о своих кошках книгу, одну из самых лучших, когда-либо написанных об этих животных. Немало страниц в этой книге посвящены Мадам Теофиль, любимице писателя. Это была «утонченная особа», любившая духи и музыку, однако она не переносила резких звуков и заставляла замолчать бесталанного певца, прикладывая свою бархатную лапку к его губам. Т. Готье писал, что в манере самого Бодлера было что-то кошачье, характер его был «свободный, несдержанный, но без вероломства; он навсегда привязывался к тому, кому однажды отдал свою независимую благосклонность».
Во Франции особенно любили длинношерстных персидских кошек. Однако Ж.-А. Пуанкаре, французский философ и ученый, окружил себя сиамскими кошками. Он писал о них: «Эта кошка остроумна, нервна, она знает, как сделать единственно правильную вещь в конкретной ситуации. Она импульсивна и игрива и ценит удачную шутку. Она с минимальными усилиями выходит из самых трудных положений. Я ни разу не наблюдал ее в состоянии замешательства. С поразительной легкостью она мгновенно выбирает из двух решений не просто лучшее и наиболее отвечающее ее интересам, но и наиболее элегантное и изящное».
Страстно увлекался кошками Марк Твен и часто писал о них. Кошка — один из излюбленных персонажей в англоязычной литературе. Достаточно вспомнить Р. Киплинга, Э. По, Т. Элиота, Э. Сетон-Томпсона, Д. К. Джерома, прочитать переводы детских народных английских песенок. Мало кому известен и тот факт, что американский писатель Эрнест Хемингуэй наслаждался обществом полутора сотен кошек.
В 1977 году английский журнал "World Widlife Fund" объявил конкурс на изображение любимых домашних животных. Больше всего присланных рисунков было посвящено именно кошке. И вот что примечательно: как бы с течением времени ни менялось художественное отображение кошки, она по внешней и внутренней своей сути оставалась прежней. Ее замечательная наружность не претерпела сколь-нибудь значительных изменений, что не свойственно никакому другому домашнему животному.
В простых изящных формах представляли священную кошку как объект культового поклонения художники и ваятели времен Древнеегипетского царства. Намеренно непривлекательным и злым изображали это животное в V—VI столетиях — грубыми выглядят кошачьи фигурки, олицетворяющие спутниц ведьм и еретиков.
В XVIII веке даже художественные изображения кошек продолжали вызывать суеверный страх у обывателей, хотя в это время как домашние животные кошки уже начинают завоевывать симпатии творческой интеллигенции в лице ученых, писателей и художников, которые представляют их в своих работах как непременных спутниц писаных салонных красавиц. Со второй половины столетия получили распространение, особенно в Великобритании, гравюры на меди с изображением «страдающих» кошек.
Век XIX отмечен появлением уникального живописца из Швейцарии — Готфрида Минда (1788—1814), прозванного «кошачьим Рафаэлем», чьи картины, изображающие многочисленные трогательные семейные сцены из повседневной жизни домашней кошки, в наши дни стали раритетом и предметом гордости коллекционеров.
Рубеж веков — время бурного расцвета кошачьего китча, когда образ этого животного массовым порядком и порой безо всякого вкуса тиражировался на почтовых открытках, переводных картинках, в виде фарфоровых безделушек, украшений, посуды, венской бронзы. В стремительном XX веке живописное изображение кошки уступило место плакатной графике, художественной фотографии, компьютерной графике, активно используемых в мультипликации, а также в рекламе. В наши дни популярность кошек растет во всем мире. Возможно, большую роль тут играют психологические факторы, поскольку общение с этими грациозными, умными, самостоятельными и во многом загадочными животными успокаивает нервы, вызывает ощущение комфорта в доме.
В последнее время создается все больше клубов любителей кошек. С зарождением и развитием генетики специалисты стали интересоваться не просто разведением кошек, но созданием новых пород и совершенствованием уже существующих. Сегодня человеку подвластно изменить форму головы, цвет глаз, тип шерсти, ее окрас и даже навсегда закрепить случайно проявившиеся аномалии. Однако что бы мы ни делали, кошка всегда останется кошкой — и никем другим. И это огромное благо, ибо на свете едва ли найдется нечто более достойное сохранения, чем кошка. Ведь если она исчезнет, мир станет намного беднее.
После первой мировой войны генетика действительно перешла от теории к практике и за прошедшие с тех пор годы добилась таких успехов, что теперь мы вправе предсказать: в течение одного или двух ближайших десятилетий можно будет вывести кошку любой породы с любым окрасом и качеством шерсти. Есть ли в этом необходимость — другой вопрос, но, несомненно, это будет возможно. Уже сейчас на международных выставках красуются роскошные по экстерьеру, окрасу и стати кошки, а число официально признанных пород достигло пятисот.
Кошки очень чувствительны к некоторым химическим веществам, поэтому нередко в лабораториях их используют для тестирования различных соединений и лекарств. А какую пользу кошки принесли в экспериментальной медицине и биологии, причем нередко ценой собственной жизни!
Люди нашли применение и шерсти кошек. В Швейцарии, например, вычесывают длинношерстных кошек и, добавляя их шерсть к овечьей в соотношении 5:4, получают прекрасную пряжу — более мягкую и лучше поддающуюся обработке. Шерсть кошек используют при лечении ревматизма и остеохондроза. Возможно, при этом немаловажную роль играет статическое электричество, возникающее при трении.
Уже в наше время немецкий ученый, профессор П. Лейхаузен писал, что связь между кошкой и человеком гораздо теснее, чем между двумя кошками: другая кошка — возможный конкурент, а человек — почти всегда друг. Так постепенно менялось отношение к кошке. Путь от животного, которое только терпят в доме рядом с собой, к спутнику, родственному существу, с которым можно разделить чувства, занял несколько столетий. В течение этого времени ненависть сменилась любовью, и теперь у почитателей и ценителей не только кошек, но предметов высокого искусства и культурно-исторических ценностей есть даже музей кошек, включающий уникальное в своем роде собрание экспонатов, так или иначе связанных с кошками.
Находится он в швейцарском городе Базеле и создан двумя энтузиастами — Розмари Мюллер и Тило Кюрштай-нером, в течение полутора десятков лет собиравшими материалы для своего детища — первого и пока единственного в мире музея кошек. Он представляет собой виллу, расположенную среди прекрасного сада, устроенного на английский манер. Среди многочисленных и самых разнообразных экспонатов музея можно увидеть любых размеров кошек, изваянных из мрамора, металла, стекла, фарфора, запечатленных на картинах, рисунках, плакатах, почтовых марках, пасхальных яйцах, украшениях и посуде, предметах мебели и книгах — всего не перечислить!
В распоряжении посетителей находится болыцая тематическая библиотека. В музее представлено свыше десяти тысяч экспонатов. Один из залов отведен диким предкам, и самым ценным его достоянием является египетская мумия кошки, которой свыше 3000 лет. Самая маленькая статуэтка имеет высоту 5 мм, а самая большая — из тех, которыми окружено здание музея снаружи, — достигает 1,5 м Везде и повсюду — кошки, кошки, кошки. Тот, кто осмотрит все их огромное многообразие, несомненно поймет, что ни одно домашнее животное не очаровывало людей так, как кошка, и ни одно из них не оставалось при этом столь таинственным и непознанным. Музей создан не только для того, чтобы показать все то прекрасное, курьезное и диковинное, что сопутствует существу с бархатными лапками, но и чтобы способствовать исследованию всего пока не известного, поучительного и интересного, что связано с кошкой.